Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос вознамерился судиться с начальником Генштаба ВСУ Виктором Муженко из-за того, что последний ограничил доступ сотрудников прокуратуры в воинские части, сообщает Свободная Пресса.

Звёздные войны по-украински. Матиос подает в суд на начальника Генштаба ВСУ

По мнению Матиоса, внезапная инициатива Муженко сильно мешает наведению правопорядка в подразделениях ВСУ, поскольку теперь требуется разрешение военного ведомства, «которое не заинтересовано выносить сор из избы».

Я долго думал, начинать ли линейку бюрократической переписки, которая ни к чему не приводит, и решил, что закон дает мне право, и подал иск в суд, который и должен поставить точку и решить, правомерны действия руководства Генштаба или неправомерны, сказал военный прокурор.

Муженко все претензии отверг, заявив, что действует в строгом соответствии с Конституцией Украины, а также с ее законами «О прокуратуре» и «Об Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Украины». Мало того он заявил, что «Генштаб и в дальнейшем будет принимать меры по обеспечению беспрепятственной законной деятельности Вооруженных Сил Украины и защиты прав военнослужащих от противоправных посягательств». Получается, как ни крути» что действия прокуроров, являются «противоправными посягательствами».

Симпатии большинства местных СМИ оказались на стороне обличителя-прокурора. Канал «112 Украина» поддержал недавние слова Матиоса о небоевых потерях в армии и обнародовал раздобытый где-то документ с грифом «для служебного пользования». Согласно этому документу, только в январе 2018 года в ВСУ по небоевым причинам «погибли 22 военнослужащих, из них 11 совершили самоубийства, при этом пять солдат и офицеров – в зоне АТО.

Кроме того, телевизионщики вспомнили серию взрывов на оружейных складах ВСУ, привели примеры неуставных отношений, внутренние разборки в подразделениях, которые в некоторых случаях перерастали в расстрел сослуживцев, и прочие случаи.

Проблема в том, что у нас отсутствует институт гражданского контроля и всю статистику ведет Минобороны. А Минобороны поступает с убитыми и ранеными на свое усмотрение: когда нужна конфронтация – боевые потери появляются, когда не нужна конфронтация, количество потерь занижается до минимума… На откуп командира отдано решение, куда записать погибшего бойца – в боевые потери или небоевые. От этого зависят государственные выплаты. За боевые потери выплачивается компенсация. Сколько реально человек погибло в этой войне, надо будет разбираться еще долго, рассказал бывший офицер главного оперативного управления Генштаба ВСУ полковник запаса Олег Жданов.

Автор публикации задается вопросом, почему этот беспрецедентный судебный процесс «главный военный прокурор Украины против начальника Генштаба ВСУ» в Киеве затевается только теперь.

«Может быть потому, что всего пару месяцев назад генерал Муженко не ко времени решил победно отрапортовать обществу, что «Украина адаптировала ВСУ к стандартам НАТО уже на 90 процентов»? Тогда действительно – лучше бы военные прокуроры во главе со своим генерал-полковником юстиции Матиосом помолчали насчет степени и глубины этой «адаптации». А то неудобно как-то получается перед Брюсселем и Вашингтоном», – заключил он.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *