Призраки сверхнового автомата

Ведущие производители оружия не раз анонсировали создание «винтовок будущего», но за последние 30-40 лет ни одна из революционных концепций не дошла до массового производства. Действия в условиях локальных конфликтов и антитеррористические операции требуют новых решений в стрелковом оружии.

«Умные винтовки», управляемые пули и автоматы под безгильзовые патроны можно было бы назвать «концепт-ганами», по аналогии с концепт-карами в автопроме. Экстремальные модели, на которых обкатываются самые смелые идеи, но малопригодные для «дорог» общего пользования.

В конце 80-х годов прошлого века переворот в «стрелковке» сулила американская программа ACR (Advanced Combat Rifle, усовершенствованная боевая винтовка). Она стала ответом на требование военных повысить эффективность индивидуального стрелкового оружия минимум вдвое по сравнению со стоящей на вооружении винтовкой М16А2 (в российской классификации — автомат). Как подсчитали эксперты, стрелок в боевых условиях поражает цель на дистанции 40 метров с вероятностью 100 процентов, а на дистанции 260 метров — с вероятностью всего 10 процентов.

В ходе программы предполагалось протестировать несколько новых концепций, обещающих в том числе повысить вероятность поражения цели одним выстрелом. Свои образцы на конкурс представили четыре компании: германская Heckler & Koch, австрийская Steyr-Daimler-Puch и две американские фирмы — Colt и AAI.

«Скорострельные часы с кукушкой»

Американские оружейники оказались консервативны: Colt предложил слегка измененную винтовку М16 под патрон калибра 5,56 миллиметра, снаряженный двумя пулями, а компания AAI — винтовку традиционной компоновки под боеприпас с подкалиберной стреловидной пулей.

Сверхновый автомат Heckler & Koch

Зато германский концепт G11 (разработан в середине 80-х годов) от Heckler & Koch был по-настоящему революционным. Фантастический дизайн — пластиковый корпус винтовки напоминал вытянутый параллелепипед с рукояткой управления огнем. Уникальный безгильзовый патрон — блок из спрессованного пороха, в котором «утоплена» пуля калибра 4,7 миллиметра. Необычное устройство: схема буллпап (рукоятка управления огнем находится перед магазином и УСМ), 45-местный магазин размещен над стволом, патроны из него подавались в камору-казенник вертикально вниз, после чего камора поворачивалась на 90 градусов, патрон оказывался на линии ствола и происходил выстрел. Ствол, казенник и магазин смонтированы на одном основании, которое двигалось внутри корпуса, — так называемая лафетная схема (аналогичная использована на российском АН-94). При стрельбе фиксированной очередью в три патрона вся система приходила в заднее положение только после третьего выстрела, и только тогда стрелок ощущал отдачу.

Это повышало кучность стрельбы, но сложность конструкции оказалась запредельной для военного образца. «Я держал в руках винтовку G11, проходившую по программе ACR, для меня это было глубоким шоком, — вспоминает эксперт по оружию Максим Попенкер. — Сложнейший механизм с большим количеством пружин, шестеренок и прочего, заключенный в тонюсенький пластиковый корпус, который можно было продавить пальцами». За особенности конструкции детище Heckler & Koch получило неформальное прозвище «скорострельные часы с кукушкой».

А еще немецкие инженеры так и не смогли решить проблему прорыва газов между патронником и стволом и проблему перегрева боеприпаса в патроннике при интенсивной стрельбе. Ресурс системы оказался низким — около шести тысяч выстрелов (для сравнения, ресурс ствола валового АК-74 — 15 тысяч выстрелов). И наконец, хрупкость самого безгильзового патрона. Как отмечал в своем докладе бывший эксперт Heckler & Koch Джим Шац (Jim Schatz), удар, который был безопасен для патрона с металлической гильзой, мог расколоть безгильзовый боеприпас, или, что хуже, привести к трещине, и тогда патрон раскалывался в момент досылания в патронник.

Российские эксперты, знакомые с проектом, уверяют, что бесперспективность G11 была очевидна с самого начала работ над ней. Поговаривали даже, что вся «безгильзовая тема» затевалась на Западе лишь для того, чтобы заставить советский ВПК тратить время и деньги на исследования в заведомо тупиковом направлении.

Сами немцы в 90-е годы тихо свернули программу, мотивируя это дороговизной перехода на новый безгильзовый патрон и его несовместимостью со стандартами НАТО.

Яндекс.Метрика