Одолеть «Армату»: как Запад тужится создать танк «как у русских» хотя бы за 20 лет

С момента своего появления на информационном горизонте российский проект «Армата» держит в тонусе всех, кто в той или иной степени интересуется оборонной тематикой. Боевые машины этого класса (а на базе «Арматы» создается целое семейство бронетанковой техники) по ряду показателей уже признаны прорывом в данном виде боевых средств. Даже первые продемонстрированные возможности «Арматы» вызвали настоящий переполох в стане мировых производителей техники этого класса, а ведь весь потенциал танка еще даже не озвучен…

По сути, нынешний тренд западных танкостроителей оказался связан с попытками хотя бы приблизиться по боевым характеристикам к новой российской разработке. «Одолеть «Армату» — под таким лозунгом, похоже, работает сегодня западная оборонная промышленность, во всяком случае, тот ее сегмент, который имеет отношение к производству бронетанковой техники и ее компонентов.

Не перегнать, так хоть догнать

Забавно, но первыми о своем превосходстве над «Арматой» поспешили сообщить в соседней с нами Украине. По количеству размещенных «диванными стратегами» постов в Интернете, «российские агрессоры» потеряли «в боях на Донбассе», как минимум танковый полк, укомплектованный этими боевыми машинами. «Арматы» подбивались украинскими воинами из РПГ, уничтожались огнем из снайперских винтовок, а уцелевшие члены российских экипажей массово сдавались в плен. Общий итог украинской сетевой «наступательной операции» вылился в бескомпромиссное резюме: танк никудышный, как и все, что делается сегодня в России.

Читайте: Украли: на Украине запатентована копия танка «Армата»

Одолеть «Армату»: как Запад тужится создать танк «как у русских» хотя бы за 20 лет
Оставим эти измышления безумствующих адептов секты «Революция Достоинства» специалистам по психиатрии для их будущего предметного анализа. Однако нельзя не признать — тема «Арматы» взволновала не только воинствующих галичан, но и куда более уравновешенных специалистов оборонной сферы. В частности, по некоторым сведениям, уже в этом году может быть сформулирована концепция новой боевой машины совместного производства Германии и Франции. Речь идет о разработке проекта MGCS 2030 — основной сухопутной боевой системы, которая должны получить новое 120-мм орудие, боеприпасы обновленных типов, а также системы активной защиты и ситуационного информирования, современные средства связи и управления огнем. Одновременно с новой силой зазвучали голоса о необходимости срочной модернизации уже существующих немецких и французских боевых танков — Leopard 2А7 и АМХ-56 Leclerc. Нетрудно догадаться, что в этой работе будут также учитываться возможности новой российской машины.

Как изменится структура войск при внедрении перспективной техники на платформе «Армата»?

Одолеть «Армату»: как Запад тужится создать танк «как у русских» хотя бы за 20 лет
На днях новости о разработке высокотехнологичной танковой платформе пришли из США. Проект нынешнего основного танка американской армии — M1 Abrams, по некоторым данным, решено полностью свернуть, отдав предпочтение новой машине, сроки постановки которой на вооружение определяются на рубеже 2030-х годов. Как подчеркнуло недавно издание Warrior, новая боевая машина получит возможности «беспилотника», сможет поражать более широкий перечень целей за счет применения модернизированных многоцелевых снарядов, а самое главное — станет ощутимо легче. Многие эксперты убеждены: толчком для разработки новых танков здесь стало появление Т-14 — будущего перспективного основного танка российских Вооруженных Сил.

Россия не в аутсайдерах

Интересно, что поначалу информация о разработке нашим ОПК боевой машины нового класса была воспринята за рубежом скептически. На Западе после 1990-х годов возможности российской оборонки были вообще похоронены… Однако с появлением на публике образцов «Арматы» тональность экспертов резко поменялась. Что говорить, если даже военное ведомство Великобритании вынуждено было признать российский танк «образцом самого революционного качественного изменения в танкостроении за последние полвека». Такие слова из внутреннего справочного документа Минобороны страны привела в своей публикации британская газета Sunday Telegraph. В той же статье было озвучено мнение экспертов, которые выражали сомнение в способности Великобритании «противостоять угрозе, которую представляет собой новый российский танк». «Почему у британского правительства нет планов по меньшей мере в ближайшие 20 лет разработать машину, способную противостоять «Армате»? – задали вопрос авторы публикации.

Читайте: Министерством обороны России заключен контракт на закупку 100 танков на платформе «Армата»

Озабоченность нерасторопностью своих оборонных производств и их неспособностью противопоставить что-либо российской разработке выразили и другие западные СМИ. В частности, популярный американский журнал The National Interest в одной из своих публикаций заметил, что «США должны беспокоить предпринимаемые в последнее время Россией усилия по модернизации бронетанковой техники». В статье издания было отмечено, что попытки создания Америкой нового семейства легких боевых машин для замены тех же танков Abrams не увенчались успехом, так как их уровень защищенности оказался недостаточным. «Редким явлением для большинства армий мира» назвал появление нового российского основного боевого танка влиятельный немецкий журнал Stern. По его мнению, западные конкуренты уже отстают от «Арматы», ведь ближайшие «собратья» российской машины — немецкий Leopard 2 и американский M1 Abrams — были созданы более 35 лет назад…

«Колоссальное начинание», «Разрыв с наследием советской эпохи», «Жемчужина будущих танковых сил России» — такими эпитетами встретила зарубежная пресса и первую демонстрацию Т-14 на Параде Победы на Красной площади. В приоритет «Армате» были вынесены наличие универсальной платформы, дистанционно управляемой башни, а также расположение экипажа в бронированной капсуле в передней части корпуса. Большинство экспертов назвали этот проект «крупным шагом вперед в развитии бронетанковой техники в России». Именно после этого на Западе и заговорили о необходимости наверстывать отставание.

Опередивший время

В то же время пока ни о каких реальных, финансируемых государством программах по созданию нового танка говорить нельзя. Нет их ни в США, ни в странах Западной Европы. Такое мнение в эксклюзивном интервью «Звезде» высказал главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ, полковник запаса Виктор Мураховский. «Американцы что-то делают в рамках своей программы MGV (The Manned Ground Vehicle), однако они прямо заявляют: это не танк, это некая легкая платформа (хотя и гусеничная), предназначенная для других задач, — отмечает эксперт. — В Европе никаких реальных программ нет вообще, есть лишь некие инициативные работы, выполняемые некоторыми компаниями, ранее занимавшимися тяжелой бронетехникой. Это, к примеру, совместная работа концерна Rheinmetall Defence (Германия) и группы предприятий Nexter (Франция). Они пытаются разрабатывать отдельные элементы, в частности, 140-мм танковую пушку, называя ее перспективным оружием. В то же время, разработки какой-либо комплексной системы, которая на выходе имела бы вид основного боевого танка, пока нет нигде. Я веду речь именно о платформе нового поколения, которая радикально отличалась бы от существующих изделий».

Армата и Абрамс (Т-14 vs. М1А2)

Виктор Мураховский как никто другой имеет право на профессиональную оценку перспектив развития бронетанковой техники. Большую часть своей армейской службы отдал танковым войскам: закончил Казанское высшее танковое командное училище и Военную академию бронетанковых войск им. Р. Я. Малиновского (между прочим, учился на одном курсе с нынешним начальником Генерального штаба ВС РФ генералом армии Героем России Валерием Герасимовым), командовал танковым взводом, ротой, батальоном, принимал участие в боевых действиях. К слову, регулярно появляющиеся мнения об «устаревании» танковых войск как элемента боевого применения, он считает досужими домыслами.

«Я эти разговоры слышал на протяжении всей своей службы, они возникают периодически, — говорит Виктор Иванович. — Поводы для таких мнений разные: одно время это было появление ручных противотанковых гранатометов, затем постановка на вооружение противотанковых управляемых ракет. Сейчас тон таким разговорам задает появление высокоточного оружия (ВТО) различного класса, в том числе так называемых загоризонтных средств, а также оружия класса «воздух-земля». Практика показывает, что все это — пустые разговоры. Несмотря на наличие ВТО, несмотря на высокую долю авиации в огневом поражении наземных войск, решающую роль непосредственно на поле боя по-прежнему играют три «кита»: пехота, танки, артиллерия. Если этой связки нет, нет этого фундамента общевойскового боя, то нет и успеха. И это неоднократно доказывалось на протяжении всей истории войн новейшего времени».

Мнение же об «Армате» у Виктора Мураховского однозначное: это зримое отражение проекта по созданию унифицированной платформы тяжелого класса, боевого танка абсолютно новой компоновки. «Я бы подчеркнул такой момент: сегодня все танки мира созданы по так называемой классической компоновке, которая появилась, между прочим, ни много, ни мало — 100 лет назад, — напоминает эксперт. — В 1917 году такую модель использовали при создании французского танка Renault FT-17. С тех пор все подобные машины разрабатывались и выпускались именно по этой схеме. Впервые за 100 лет создан танк с принципиально иной компоновкой, и создан не где-нибудь — в России! Я уверен, что этот проект определит основной тренд мирового танкостроения на многие десятилетия вперед».

Свой, надежный, недорогой

«Попаданием в цель» называет разработку «Арматы» начальник Главного автобронетанкового управления Минобороны России генерал-лейтенант Александр Шевченко. Он также обращает внимание на то, что именно с созданием Т-14 связано решение о модернизации немецких, американских танков, а также создание совместных предприятий на Западе для разработки новых образцов бронетехники. «Это говорит о том, что мы попали в цель, что мы разработали передовую машину, и еще вопрос, кто кого догоняет», — считает генерал Шевченко.

армата

В то же время, как подчеркивает начальник ГАБТУ, в России и на Западе разный подход в так называемых «танковых школах». «Для нас самое главное — слияние огневой мощи, управляемости и защиты. На Западе подход может быть немного другим», — считает Александр Шевченко. К слову, говоря о текущей ситуации с внедрением новой машины, представитель Минобороны России отмечает, «все идет в рамках Гособоронзаказа и опытно-конструкторских работ». По имеющимся данным, опытная партия Т-14 проходит эксплуатацию в танковых подразделениях Вооруженных Сил: специалисты изучают машину применительно к войскам в полевых условиях. По завершении государственных испытаний танк будет принят на вооружение. Эту же информацию подтверждает и главком Сухопутных войск генерал-полковник Олег Салюков. По его словам, работы по испытаниям перспективных образцов бронетанкового вооружения выполняются в соответствии с запланированными сроками. «Учитывая, что образы совершенно новые, с большим количеством инновационных решений и технологий, предприятиями оборонно-промышленного комплекса производится их отладка, настройка и согласование работы узлов и агрегатов», — отмечает генерал Салюков.

Генеральный директор АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» Олег Сиенко убежден: «Армата» послужит России весь XXI век». «Это принципиально новая, полностью российская разработка, — отмечает он. — В машине применены беспрецедентные конструкторские решения. Помимо размещения экипажа в высокозащищенном отделении корпуса значительно снижена заметность машины в тепловом и радиолокационном спектрах. Это достигается за счет использования специального покрытия. Броня «Арматы», по нашей оценке, способна выдержать попадание любого из существующих противотанковых средств».

Важно и то, подчеркивает глава «Уралвагонзавод», что Армата» стоит в три раза дешевле, чем «Абрамс», «Леопард» или «Леклерк». «А Т-72Б3, который поставляем российской армии, в шесть-семь раз дешевле зарубежных аналогов, — говорит Олег Сиенко. — При этом живучесть, боевой потенциал наших машин выше, чем танки производства других стран. Мы считаем, что соотношение «цена-качество» у нас наиболее оптимальное».

Яндекс.Метрика