Индия дрейфует в сторону Америки

Демонстрации, забастовки, столкновения с полицией и нападения ультраправых боевиков, пользующихся поддержкой руководства страны. Таковы реалии Индии, действиями властей погружённой во внутриполитический кризис. Резкую поляризацию общественных сил также вызывает сближение с США, положившее конец традиционному курсу нейтралитета.

Забвение наследия Неру

Очередной саммит Движения неприсоединения, прошедший в Венесуэле в сентябре минувшего года, не попал в заголовки ведущих российских СМИ. В большинстве своём отечественная пресса продолжает двигаться в струях западного информационного потока и игнорирует международную организацию, в состав которой входят 120 государств. По этой причине мимо внимания журналистов и экспертов прошёл один немаловажный факт: среди участников саммита не было премьер-министра Индии Нарендры Моди. Вместо него страну представлял вице-президент Мохаммад Хамид Ансари — в индийской властной иерархии фигура не столь значимая.

На это можно было бы закрыть глаза, если бы не одно обстоятельство: начиная с первой конференции Движения неприсоединения в 1961 году главы индийского правительства не пропускали ни одной встречи. Это вполне объяснимо, ведь именно Индия была одним из инициаторов создания международной организации. Разработанные Джавахарлалом Неру «пять принципов мирного сосуществования», или «панча шила», легли в основу Движения неприсоединения и сыграли важную роль в противостоянии империализму США и в борьбе за освобождение колоний.

Демарш Моди, таким образом, можно считать отходом от заложенных Неру принципов внешней политики. Прежде воздерживавшаяся от присоединения к военно-политическим блокам Индия стремительно дрейфует в сторону Вашингтона. Отказ от поездки в Венесуэлу — один из признаков ревизии политического курса пришедшей к власти в 2014 году Бхаратия джаната парти (БДП).

8 декабря, по итогам визита в Индию главы Пентагона Эштона Картера, был окончательно утверждён статус страны как «основного оборонного партнёра США». Другими словами, военно-техническое сотрудничество Дели и Вашингтона выходит на уровень, действующий внутри НАТО. А посему Индия сможет закупать американское оружие и получать оборонные технологии по упрощённым схемам. В 2014 году США уже стали крупнейшим поставщиком военной продукции в эту страну. Теперь же Вашингтон претендует на полное вытеснение конкурентов, в том числе России, с индийского рынка. За последнее время между государствами подписан целый ряд крупных контрактов на поставку военно-транспортных самолётов, беспилотных летательных аппаратов, гаубиц и т.д. Регулярными стали индийско-американские военные манёвры — «Малабар», «Юдх-Абхьяс» и другие, всё чаще проводимые в непосредственной близости от границы с Китаем.

Не менее важным событием явилось подписание так называемого Меморандума о соглашении по логистическому обмену. В соответствии с этим документом американские ВМС и ВВС не только смогут пользоваться индийскими военными базами, но и получать на них всестороннюю тыловую поддержку: ремонт, обеспечение продовольствием, горючим, средствами связи, медицинским обслуживанием.

Оппозиция называет меморандум предательством национальных интересов. «Последний гвоздь в гроб независимой внешней политики Индии» — так охарактеризовал документ генеральный секретарь Коммунистической партии Индии (марксистской) Ситарам Йечури. По его словам, соглашение заключено с грубейшими нарушениями законодательства. Во-первых, оно не было ратифицировано парламентом: правительство попросту не соблаговолило обратиться к депутатам. Во-вторых, полный текст меморандума до сих пор не опубликован. Причина тому — значительные уступки Вашингтону, о которых власти предпочитают не распространяться. По информации Йечури, вооружённые силы и оборонное производство страны ставятся под контроль США. «Индия будет согласовывать экспортный режим и закупки оружия с Вашингтоном», — пояснил лидер КПИ(м).
Между тем индийские власти заявляют о намерении и дальше углублять отношения с США. В Вашингтоне эту сговорчивость всячески приветствуют, рассматривая Дели как союзника в борьбе с растущим влиянием Китая. Неудивительно, что у Нарендры Моди сложились особо тёплые отношения как с ушедшей американской администрацией, так и с новой. Дональд Трамп называет Индию «стратегическим союзником» и «лучшим другом» Соединённых Штатов, обещая Дели всяческую поддержку. В частности, Вашингтон добивается принятия Индии в Группу ядерных поставщиков и выражает готовность содействовать развитию атомной энергетики. По предварительным договорённостям, США построят в стране 6 реакторов мощностью 1000 мегаватт каждый.

Либеральные авантюры

Впрочем, отход от основ независимой Индии, заложенных Махатмой Ганди и Джавахарлалом Неру, проявляется не только во внешней политике. За время нахождения у власти кабинета БДП Индия совершила огромный откат в области социальных гарантий и светских принципов государства. Реформа трудового законодательства сокращает права наёмных работников, в частности, значительно облегчая их увольнение. Иностранному капиталу открыт доступ в экономику, не исключая таких стратегических отраслей, как оборонное производство и железнодорожное сообщение.

Как обычно, либеральные реформы проходят без учёта мнения подавляющего большинства населения. В сентябре это вылилось в крупнейшую за 20 лет забастовку. Участие в ней приняли 180 миллионов человек, протестовавших против антирабочей политики, приватизации, роста цен и безработицы. Правительство пыталось всеми возможными средствами остановить волну протеста. Однако ни разгон митингов полицией и боевиками ультраправых группировок, ни массовые аресты не запугали участников общенациональной стачки.

Но авантюрные действия руководства страны после этого не прекратились. Обращение Нарендры Моди, транслировавшееся вечером 8 ноября всеми ведущими телеканалами, погрузило Индию в хаос. Премьер-министр сообщил, что с полуночи прекращается хождение купюр достоинством 500 и 1000 рупий (курс рупии примерно равен курсу российского рубля). Гражданам было предложено либо обменять их на новые банкноты достоинством 500 и 2000 рупий, либо положить деньги на банковский счёт. На всю процедуру отводилось меньше двух месяцев. С 30 декабря все не успевшие избавиться от старых купюр остались без сбережений.

Этим жёсткие условия не ограничились. За один раз банки обменивали не больше 4000 рупий — и то лишь при предъявлении удостоверения личности и письменной заявки. Банкоматы же выдавали максимум по 2000 рупий в день. Ситуация осложнилась тем, что существующие устройства не были приспособлены к выдаче новых банкнот и на их переоборудование ушло около двух недель.

Официальное объяснение реформы — борьба с «чёрным» рынком и теневыми денежными потоками, способствующими коррупции, финансированию терроризма и т.д. «Я знаю, на какие силы я покусился. Я знаю людей, которые будут сейчас против меня. Я разгребаю то, что они нажили более чем за 70 лет», — с привычным пафосом заявил Моди. На первый взгляд может показаться, что предложенные меры и вправду действенные. Переводимые на банковские счета деньги сверяются с налоговыми декларациями. На случай несовпадения предусмотрены крупные штрафы и конфискация незаконно нажитого богатства.

В реальности «крупная рыба» остаётся нетронутой. Хорошо известно, что настоящие коррупционеры и главари мафиозных группировок хранят свои активы не в наличных деньгах, а на зарубежных счетах, в объектах недвижимости и произведениях искусства. Истинными причинами реформы, таким образом, можно считать популизм властей, желающих прослыть борцами с коррупцией, а также интересы связанного с властью бизнеса. Главными выгодополучателями реформы стали банки и платёжные системы, чья прибыль за считанные недели выросла на тысячи процентов.

Что касается простых индийцев, об интересах которых якобы заботится правительство, то они оказались главными жертвами финансовой авантюры. Изымаемые купюры составили 86 процентов всей наличной денежной массы, что моментально привело к коллапсу розничной торговли и сельского хозяйства. Крестьянам не на что стало закупать семена, а урожай не находил покупателей. Ущерб жителей не поддаётся подсчёту. Две трети индийцев, или свыше 800 миллионов человек, проживают в сельской местности, где банкоматы и отделения банков чрезвычайно редки. Счёт самоубийствам здесь уже идёт на сотни: кто-то потерял сделанные за всю жизнь накопления, кто-то лишился денег, вырученных от продажи жилья…

Против скандальных инициатив власти выступила значительная часть партий и движений: Индийский национальный конгресс, коммунисты, «Тринамул Конгресс» и другие. 28 ноября по стране прокатился День гнева. Однако слаженной протестной кампании добиться не удалось. Полноценные забастовки прошли лишь в штатах, где у власти находятся коалиции во главе с коммунистами, — Керала и Трипура. Другие крупные партии заняли двойственную позицию. Правящий в Западной Бенгалии «Тринамул Конгресс» запретил проведение забастовки, а лидер Индийского национального конгресса Рахул Ганди осудил призывы к отставке правительства и, не поставив в известность союзников, провёл переговоры с Моди.

Наступление профашистских сил

Разобщённость оппозиции играет на руку власти, которая стремительно «закручивает гайки», причём не только легальными методами. Правящая Бхаратия джаната парти выросла из праворадикальных индуистских организаций, объединённых идеологией хиндутвы. Вкратце её суть можно выразить лозунгом «Индия — для индусов».

Приверженцы хиндутвы отличаются нетерпимостью к мусульманам и христианам, а также ненавистью к коммунизму. Неудивительно, что в 1930—1940-е годы они выражали восхищение германским фашизмом и Гитлером. На сегодняшний день крупнейшей индуистской организацией является Раштрия сваямсевак сангх (РСС), объединяющая до 6 миллионов человек и имеющая собственные полувоенные формирования. На последнем совещании группировки в городе Бхопал её лидер Мохан Бхагват призвал «построить сильную нацию с правым лидером и хиндутвой в основе».

Если прежде БДП в публичной риторике дистанцировалась от связей с РСС, то правительство Моди открыто опирается на националистов. При попустительстве, а то и откровенной поддержке властей боевики РСС нападают на активистов левых движений, приверженцев других вероисповеданий и представителей «низших» каст. За последнее время только в Керале произошло несколько политических убийств и свыше сотни нападений. В Джайпуре активисты РСС разгромили картинную галерею и избили художников, обвинив их в «безнравственности».

Всё это даёт оппозиции основания говорить о скатывании правящего режима к диктатуре фашистского толка с такими характерными признаками, как агрессивный антикоммунизм, национализм, авторитарные притязания главы государства и провоцирование военной истерии. Объектами последней являются Пакистан и Китай. Это ярко проявилось в недавнем выступлении Моди, который назвал противников финансовой реформы «агентами Пакистана» и «защитниками пакистанских террористов». Провокационным можно считать обещание премьера перекрыть течение рек, питающих Инд — главную водную артерию соседнего государства. «Вода принадлежит Индии и нашим фермерам… Отныне вся эта вода до капли останется у нас», — заявил он. С этой целью правительство анонсировало строительство огромных водохранилищ и каналов.

Жёсткая репрессивная политика проводится в Кашмире. Под предлогом борьбы с пакистанскими боевиками власть развернула преследование сторонников независимости этого региона. Неспокойно и на пакистано-индийской границе, где регулярно фиксируются перестрелки. За обострением проглядывают интересы Вашингтона, пытающегося воспрепятствовать прокладке китайско-пакистанского экономического коридора — ключевой составляющей стратегии «Один пояс — один путь». МИД Индии уже выразил по этому поводу протест, заявив, что коридор проходит «по индийской территории, оккупированной Пакистаном». Явно подстрекательский характер носят такие акции, как стягивание индийской бронетехники в район Ладакх на границе с Китаем, а также визит Кармапы-ламы — третьего лица в буддийской иерархии — в штат Аруначал-Прадеш, оспариваемый КНР.

Как это уже происходило в новейшей истории, мировой капитал использует реакционные силы для упрочения своего господства. Единственной альтернативой этому является мобилизация прогрессивных движений. Как заявил национальный секретарь Коммунистической партии Индии Д. Раджа, профашистские сектантские группы диктуют свою волю правительству. В таких условиях левые партии должны дать отпор правой реакции и сплотить демократические и светские организации страны. Для этого коммунисты намерены использовать две важные даты: День республики (26 января) и годовщину смерти Махатмы Ганди (30 января). К ним будет приурочена кампания по защите многонациональной светской Индии.

  Яндекс.Метрика