Истребитель F-35: муки хождения по замкнутому кругу

Порой мне кажется, что операционную систему для F-35 писали Мелкомягкие. Во всяком случае, если судить по соотношению заявленных обещаний ее немерянной крутости и количеству всплывающих багов, которые никто не может устранить.

F-35 Joint Strike Fighter является самой дорогой военной программой в мире — её общая стоимость превышает 1 триллион долларов. При этом в новом докладе Пентагона сообщается, что истребитель до сих пор имеет несколько сотен критических недостатков и не будет готов к боевым испытаниям как минимум до 2019 года. На сей раз многострадальный истребитель-бомбардировщик пятого поколения F-35 подверг разгромной критике в своём ежегодном докладе директор управления по эксплуатационным испытаниям и проверкам Министерства обороны США Майкл Гилмор. Военные обнаружили в самолёте 276 уязвимостей, которые относятся к работе операционной системы версии 3F, более половины из которых остались и в обновлённой версии программного обеспечения 3FR6.

А если серьезно, то проблема с самолетом вовсе не в том, что он пятому поколению не соответствует. В действительности эти поколения просто придуманы маркетологами для облегчения продаж сложнотехнического оружия в условиях отсутствия большой серьезной войны, по результатам которой можно бы было объективно судить об эффективности тех или иных систем. Дело не в поколениях, дело в том, что F-35 не соответствует не только первоначально декларированным техническим характеристикам «перспективного самолета», но и уже много раз сниженным ТТХ, откровенно подгоняемым под фактические характеристики машины.

Читайте: National Review: пришло время покончить с «бесперспективным» F-35

Получился замкнутый круг. Если писать все честно, как есть, то самолет вполне себе летает. Но тогда он ничем не превосходит признанный устаревшим F-18 Суперхорнет, который стоит в пять раз дешевле и на сегодняшний день уже обкатан до высокой степени надежности. Если с этим согласиться, то единственно правильным шагом будет всю программу F-35 закрыть, а расходы списать в убытки. Это вызовет серьезный скандал. Полетят головы. Местами не исключено что и буквально. По крайней мере политические карьеры закончатся у многих. И лоббистские тоже. Не говоря уже банально за деньги. Вложившиеся в проект иностранные государства, которых набралось больше двух десятков, включая Канаду, Великобританию, Австралию и Японию, вполне обоснованно потребуют вернуть инвестиции. А их нет, деньги то давно попилены.

Американцы пытаются характеристики машины, даже пониженные, все равно везде, где это возможно, завышать. По крайней мере, чтобы получившиеся цифры более-менее заметно превосходили параметры того же Сеперхорнета, и этим бы было можно обосновывать продолжение проекта F-35. Мол, машина то будет хорошая, просто нужно немного потерпеть, пока ей детские болезни лечат. Но беда в том, что не в коня корм. В том смысле, что болезни оказываются совсем не детским, а врожденными неустранимыми уродствами, подтянуть которе до заявленных характеристик не получается. Более того, вопрос даже не в деньгах, не получается по причине отсутствия даже теоретического понимания — как это вообще можно поправить. А поправлять там требуется море всего. Вот тут ежегодном докладе директор управления по эксплуатационным испытаниям и проверкам Министерства обороны США Майкл Гилмор приводит просто разгромный список. Проще действительно плюнуть и начать проектирование новой машины с чистого листа. Но как это объяснить общественности, партнерам, и на чем летать те полтора десятка лет, когда старые машины уже точно уйдут под списание, а новая машина еще не появится?

Читайте: F-35 как маркер заката Америки

Как так получилось? Да, все дело в деньгах. Но не только в желании их пилить, вопрос на самом деле заключался в другом. Объективно в конце ХХ века Америке никаких новых типов самолетов уже не требовалось. Даже F-22 Раптор являлся больше просто игрушкой для очень узкого круга задач в рамках устаревшей концепции воздушной войны, после крушения СССР явно утратившей свою актуальность. Но по устоявшейся традиции рейды дальних бомбардировщиков требовали обязательного истребительного сопровождения. Значит и для стелтс-бомбардировщиков В-1, В-2 и F-117 требовались и свои невидимые истребители. Собственно, таким должен был стать F-117, но он вышел слишком бомбардировщиком и недостаточно истребителем. Впрочем, дело не в этом. Проблема заключалась в том, что по уму, даже с учетом Раптора, на ближайшие три десятка лет, т.е. где-то до 2020 года США ни в каких новых самолетах не нуждались. Как массовая машина, у них были легкий фронтовой истребитель-бомбардировщик F-16 и тяжелый, в том числе палубный, F/A — 18. Штурмовые задачи успешно решал А-10, а общие бомбардировочные — В-52, В-1 и В-2. Для особо секретных миссий — F-117 и перспективный F-22. Более чем достаточно, с учетом возможностей по обычной модернизации этих платформ. Но выбор этого пути означал прекращение НИОКР в военном авиастроении, так как вести работы за свой счет корпорации не желали, — да и как их вести без внятного понимания взглядов заказчика на результат? — а бюджет просто так на исследования без конкретной цели денег бы давать не стал. В то же время остановить НИОКР на на столь долгое время означало остаться без научно-технической базы. Инженеры разбегутся. Исследовательские центр умрут. Потом придется начинать все с начала, причем, с явным отставанием от конкурентов. А кто даст гарантию, что за это время противник не обгонит на пол века и тем самым не превзойдет стратегически? Это уже вопрос национальной безопасности.

Один мой друг сложившееся положение с F-35 охарактеризовал чертовски метко. «Такое впечатление, что разработкой 35го вовсе не Skunk Works занимались (подразделение Локхид-Мартин, подарившее миру такие технологически прорывные самолёты, как SR-71, B-2, F-117, F-22 и разрабатывавшее в том числе и F-35) а отдел маркетинга…» Именно так все и было. Если остановить НИОКР, то дальше жить на что? Вот маркетологам и пришлось буквально вставать грудью на пулеметы. Что нужно потребителю ему объяснит наш отдел маркетинга. Он и объяснил. В лучших традициях учебников гуру от маркетинга. Потребитель давно уже ничего не понимает в товарах, он покупает прежде всего красивую мечту. Значит ее и надо ему предложить. Предельно фантастическую, максимально пафосную, стопудово убервафлю, чтобы круче, чем в кино.

Чтобы ее успешно продать еще на уровне идеи маркетологи включали в ТЗ все возможные хотелки и даже откровенные фантазии заказчиков. Чтобы самый крутой. Чтобы самый быстрый. Чтобы самый невидимый. Чтобы самый универсальный. Чтобы и сухопутный, и палубный, и для морской пехоты, и для внутренних и для экспортных рынков. Чтобы он сам следил за своим состоянием, самостоятельно вел эксплуатационный реестр, самотестирование проводил и без всяких кладовщиков оформлял заявки на запчасти. Чтобы мог применять любое оружие. Чтобы с дозаправкой в воздухе. Чтобы и истребитель и бомбардировщик. Чтобы и то, и другое, и третье, и еще бесплатны вайфай, автоматическая кофеварка с программой на сотню видов кофе и тридцать уникальных аватарок в личном видеочатике. И чтобы бонусом массажное кресло командующему авиацией. Только нарисовать ролик в 3D это одно, а реализовать на практике — совсем другое.

Этой мечтой и стал проект F-35. За эту мечту они же сейчас и расплачиваются.

Яндекс.Метрика