В Турции надеются, что политика Эрдогана станет более реалистичной

Текущее состояние российско-турецких отношений, оценки политики Анкары в Сирии, Ираке, на постсоветском пространстве и на других приоритетных для нее направлениях являются предметом пристального внимания зарубежных (наиболее объективны китайские) и турецких аналитиков, не связанных с правительством Эрдогана.

Настоящая статья опирается на подготовленные для ИБВ материалы экспертов института М. В. Казанина и В. И. Ковалева. Первый рассматривает работы ближневосточников из КНР. Второй анализирует итоги конференций по отношениям Турции с Россией и ЕС, прошедших в университете «Башкент» в Анкаре. В совокупности выявляемая картина реальной ситуации вокруг Турции далека от рисуемой ее высшим руководством.

Имперские замашки

Руководители Османской империи мечтали о создании глобального государства с XVII века. Порта часто развязывала войны с соседями, Россией и Ираном, но, как правило, проигрывала. В итоге Турция осталась на полуострове, который занимает в настоящее время. Сегодня по уровню технической грамотности и возможности производить сложную продукцию она занимает среди европейских стран пятое место, по объему выплавки стали – 11-е, по производству автомобилей – 15-е. Китайские аналитики отмечают, что турецкие государственные компании прилагают усилия по развитию химической промышленности, высокотехнологичных производств, по созданию электронных компонентов и программного обеспечения.

Возможность Турции перекрывать движение по своим территориальным водам представляет угрозу российским интересам, и ее уровень стал повышаться с 2008 года (с операции по принуждению Грузии к миру), а затем в ходе событий в Крыму и на юго-востоке Украины. Анкара и Вашингтон усилили взаимодействие в военно-политической области. Разведывательные и боевые корабли стран – членов НАТО теперь в большем числе, чем ранее, патрулируют Черное море. Военные эксперты КНР полагают, что за последние 10–15 лет Турция неоднократно предпринимала попытки дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе. При этом Анкара вела двойную игру с Москвой.

На протяжении 15 лет президент Турции Эрдоган встречался с Владимиром Путиным, ратовал за сотрудничество и контракты с российскими компаниями, старался переключить на себя энергетические потоки в Южную Европу. Одновременно турецкие дипломаты и офицеры разведки проводили в жизнь стратегию «мягкой силы». Ее цель – возрождение османских ценностей в среде тюркских народов бывших республик СССР, напоминание мусульманам, что РФ является наследницей Российской империи, которая «притесняла правоверных в течение 300 лет». Вторичная цель турецкой стратегии в том, чтобы поднять авторитет Анкары в НАТО и увеличить ассигнования на свои вооруженные силы.

ВС Турции самые многочисленные в Североатлантическом альянсе, если не считать США. На вооружении – 240 истребителей F-16 различных модификаций, 200 истребителей-бомбардировщиков F-4, вооруженных ракетами «воздух-воздух» AIM-9X (такой был сбит российский Су-24 в воздушном пространстве САР) и AIM-120. Пилоты ВВС Турции проходят обучение в США, принимают участие в маневрах «Красный флаг» и по уровню летной подготовки занимают второе место среди ВВС НАТО.

Китайские специалисты отмечают, что Эрдоган, мечтая о новой Османской Порте, инициировал модернизацию ВС страны, рассчитанную на 30 лет. В этом плане выделены три основных направления. Приоритет отдан ВМС. Для их нужд проектно-конструкторские бюро разрабатывают разные типы надводных кораблей – от универсальных десантных (УДК) до судов – спасателей подводных лодок. Такой спектр объясняется тем, что руководство Турции планирует создание и ввод в строй полноценной авианосной ударной группировки.

В качестве примера приводится проект УДК типа «Анатолия». Его тактико-технические характеристики: длина – 225 метров, ширина – 32 метра, полное водоизмещение – 25 000–28 000 тонн, экипаж – 1400 в/с, скорость – от 19,5 до 21 узла. Корабль может принимать восемь вертолетов, 700 морских пехотинцев. Конструкция палубы предусматривает наличие трамплина с углом подъема 12 градусов, что позволяет обеспечивать взлет конвертопланов V-22 «Оспрей» и истребителей F-35. Военная разведка КНР считает, что турецкая промышленность готова производить металл для взлетной палубы (по требованиям ВМС НАТО, температура плавления палубного перекрытия составляет 1200 градусов Цельсия). В конструкции корабля применена модульная схема, которая позволяет разбирать часть внутренних помещений и базировать внутри суда на воздушной подушке.

В Китае считают, что Турция не намерена мирно решать вопросы на Ближнем Востоке, поскольку грубо вмешивается в дела соседних стран. Примеры: сбитый российский самолет в Сирии над районом компактного проживания тюркских племен, ввод 150 военнослужащих под прикрытием бронетехники (20 танков и БТР) на территорию Ирака под предлогом борьбы с «Исламским государством». Действия Белого дома в Сирии и Ираке раздражают Анкару, поскольку США считают курдов своими главными сторонниками в борьбе с террористами и исламистами, выделяя им военно-техническую помощь. При этом за последние 30 лет в ходе силовых операций Турции убиты около 30 000 курдов.

По мнению офицеров политической разведки КНР, деятельность турецкого руководства направлена только на восстановление Османской империи, которое включает:

-выдавливание курдов с территории Турции и Ирака (поставлена задача ликвидировать Рабочую партию Курдистана и ее филиалы в Ираке и Сирии);
-захват части территории Сирии и восстановление полного контроля над Средиземноморским регионом.

Спецслужбы США и Турции в 2011–2014 годах тесно сотрудничали в создании антиправительственных сил в Сирии, организовали учебные центры в Турции, Катаре и КСА. Это отвечало надеждам Эрдогана на создание новой Османской Порты, но военная операция ВКС РФ сломала его планы. Аналитики КНР согласны с точкой зрения СМИ Великобритании («Индепендент», «Дэйли Рекорд») и Германии («Центральная газета Франкфурта»), что Эрдоган ошибся в выборе цели (то есть русского самолета) и совершил опасный поступок, за который платит экономика Турции. Западные аналитики считают, что в НАТО не ожидали от Анкары подобных действий, поскольку в Европе понимают: только Россия ведет реальную и активную борьбу с ИГ.

Китайские специалисты уверены в очередном проигрыше Турции в региональной военно-политической игре. По мере уничтожения террористов иссякает поток денег, которые турецкое руководство получает от экспорта нефти и другой контрабанды. Очевидно, объединение усилий России, Ирана, Ирака и Сирии направит основной поток террористов в Турцию и Анкаре придется усиливать охрану своей государственной границы, что повлечет значительные траты бюджета. В противном случае продолжатся теракты, которые увеличат число жертв среди мирного населения и военных и нанесут урон экономике страны, поскольку она полностью утратит статус безопасной для туристов.

Яндекс.Метрика