В предвкушении «Арматы»

Принципиальным новшеством танка Т-14 «Армата», о котором все обозреватели и распространители слухов говорят очень уверенно, является необитаемая башня, управляемая дистанционно из единого отделения управления. Это, безусловно, очень круто: за бугром едва-едва автомат заряжания освоили, а тут нате — вся башня автоматизирована. А если башней можно управлять дистанционно из другого места в танке, так наверное с тем же успехом получиться управлять и дистанционно из какого-нибудь условного боевого информационного центра далеко за линией фронта. Понимать надо.

Однако тут есть такой момент. Отечественное танкостроение всегда шло по пути танка для ведения полномасштабной войны, в то время как танкостроение забугорное ушло по пути нагибания непокорных зулусов в условиях тотального превосходства. Выражается это в приоритетах — наш танк должен быть дёшев, ремонтопригоден и неприхотлив, быть такой боевой рабочей лошадью, пригодной для работы в поле. «Их» танк, безусловно, тоже хочет всё то же самое, но у него приоритет — обеспечить выживаемость «лучших сынов» своей страны, а потом уже всё остальное.Т-14 Армата инфографика

Ну, тут давно наметившаяся разница в мировоззрении. Это только русские рабы почему-то жизни не жалеют, сражаясь с очередными желающими установить над этими рабами истинно мудрое господство. А цивилизованные европейцы воюют между собой по понятиям, как только припекает — сразу поднимают лапки к верху. Ведь зачем жертвовать лучшими сынами нации, не всё ли равно, чей сапог на шее стоит? Вот например Франция во второй мировой войне воевала с Германией аж целый месяц. Французская армия в результате этих боевых действий потеряла 84 000 человек убитыми и более миллиона пленными. Немецкие войска потеряли 45 074 человек убитыми. Кстати обратите внимание на соотношение. Ясно же, что французы заваливали немцев трупами. Двукратная разница-то. Для сравнения, это — одна завалящая операция на территории СССР, в боях за один город или район средне-важного значения, о которых вы ни разу и не слышали. А уж если сравнивать с крупнейшими сражениями, то вполне можно прийти к мысли, что немцы временами обязаны были биться в истерике — это ж сколько франций можно было захватить вместо одной попытки взять Сталинград? За каждый свой город советский народ был готов отдать больше жизней, чем народ французский, цивилизованный, отдал за всю свою Францию.

Но как бы там ни было, хоть во второй мировой советская концепция боевой «рабочей лошади» на примере Т-34 полностью себя оправдала, но за последующих 70 лет много чего изменилось. Таких средств поражения, какие есть сейчас, тогда и представить себе не могли. Никаких снарядов и ракет с наведением по лазерному лучу, никаких тандемных гранат, никаких умных ракет, залетающих на танк сверху. Никаких вертолётов и самолётов с тепловизорами и самонаводящимися ракетами и бомбами. Тогда ещё существовали надежды сделать танк неуязвимым или хотя бы трудно поражаемым за счёт чисто пассивной брони. Сегодня ясно, что концентрировать энергию в одной точке (причём — наиболее уязвимой) для пробития брони можно практически бесконечно, а вот сама броня в каждой точке имеет вполне конечную прочность.

Плотная компоновка по сути перестала снижать вероятность поражения танка в бою. Любой танк сегодня может быть приведён в небоеспособное состояние простым ребелом с копеечным гранатомётом. А следствие плотной компоновки — размещение боекомплекта в башне и на днище под ней — практически гарантирует быструю смерть экипажу, если боекомплект загорится или взорвётся. Пусть даже это самые защищённые места в танке, для современных средств поражения пассивная броня и компоновка не играют роли.

В западных танках, где о целости зада «лучших сынов» начали задумываться намного раньше, эту проблему решили выносом БК в отсек на корме башни, отделением его от экипажа бронешторкой и вышибными панелями брони этого отсека. При возгорании пороховых зарядов и малейшем росте давления вышибные панели вылетают, позволяя БК сгорать уже практически снаружи танка, а не в замкнутом пространстве. Экипаж при этом имеет шанс остаться живым, лишь слегка обделавшись, а танк имеет шанс быть отремонтированным, а то и выйти из боя самостоятельно.

И вот тут популярно-исторический экскурс можно завершить, и перейти собственно к нашему новому танчику.

Разделение экипажа и взрыво- и огнеопасных предметов на Армате (если картинки не врут) решено радикально. Фактически, экипаж в одном конце танка, БК — в другом. Необитаемая башня во многих отношениях развязывает руки конструкторам, не только позволяя вознести защищённость экипажа на невиданный доселе уровень, но также увеличив и живучесть машины. То есть, не надо больше делать выбор — уберечь экипаж или сохранить танк в подлежащем ремонту состоянии.

Предполагаемый внешний вид танка Т-14 "Армата"
Предполагаемый внешний вид танка Т-14 «Армата»

Например, можно реализовать принцип хранения БК с вышибными панелями для всей башни, а не только для одной кормовой ниши. Пусть даже там будет привычный карусельный БК внизу башни, вполне можно сделать вышибной хоть всю крышу. Или вот эта самая кормовая ниша со снарядами. Автомат заряжания как-то достаёт оттуда снаряды. Логично предположить, что при поражении БК в этой части автомат заряжания также будет повреждён. Но если отгородить эту нишу от автомата заряжания той же бронешторкой, как отгорожен БК от экипажа на Абрамсе, то уничтоженной окажется только сама бронекоробка для снарядов, тогда как вся сложная механизация башни в целом останется невредимой. Или сделаем вот как. Разместим в башне две боеукладки — внизу и в корме. Снабдим каждую своим собственным автоматом заряжания. Отделим их друг от друга бронеперегородками насколько возможно, оставив при этом вышибные зоны на случай возгорания БК — в кормовой нише и на крыше башни для карусельной укладки. Теперь при поражении одной из БК и соответствующего АЗ есть все шансы, что вторые БК/АЗ останутся работоспособными. Как вам танк, не теряющий боеспособности при попадании в боекомплект? А ведь без экипажа в башне вполне достаточно места для самой разнообразной механизации, почему бы и не продублировать АЗ?

Также танк на картиночках имеет широко разнесённые телеуправляемые пулемёты (может и 30мм пушку приладят, кто знает). Опять же, даже если поражён боекомплект, даже если там полбашни разворотило — эти пушечки могут остаться неповреждёнными. К слову, а почему собственно они разнесены по бортам башни, а не установлены сверху на крыше на какой-нибудь общей турели или не спарены с основной пушкой? Не для того ли, чтобы снизить вероятность выхода из строя каждого узла при поражении других? И не потому ли, что панели крыши действительно сделаны вышибными и не предназначены для размещения важного оборудования?

И, как уже было сказано в начале — телеуправление. Независимо от соответствия картинок реальному танку, схему размещения экипажа можно считать соответствующей действительности. При таком размещении, как нетрудно догадаться, невозможно обеспечить круговой обзор через призмы крышки люка. Но он, вообще-то, необходим — иначе как подкрадывающихся с гранатомётами ребелов высматривать? Значит — реализован иными средствами, а информация стекается на пульты управления экипажа в цифровом виде. Призмы с видом вперёд остались разве что для того, чтобы совсем не ослепнуть, если откажет электроника. Поэтому возможен переход от телеуправляемой башни к целиком телеуправляемому танку. А ещё возможна автоматизированная обработка данного потока информации. Ну типа автоматического распознавания ребела с гранатомётом и его молниеносного уничтожения.

Принято считать, что вот у американцев наготове вездесущие беспилотники, и для них, разумеется, не составит проблемы поражать танки с воздуха. Неважно, есть ли у них соответствующее вооружение именно сейчас, важно, что сама задача вполне решаема. Принято считать, что у нас в этом плане всё грустно, толковых беспилотников нет, и вообще. А задумайтесь-ка вот о чём.

Ракетно-пушечный Панцирь-С1 вполне штатно работает в полностью автоматическом режиме и злостно не даёт летать всему, что пытается это делать без разрешения в радиусе 20 км. Присутствие оператора на месте не требуется, он может быть в любом другом месте. А комплекс может быть установлен на любую транспортную платформу. Например, на телеуправляемую, хе-хе. О потенциальной телеуправляемости Арматы уже сказано.

Панцирь-С1

Таким образом, не без оснований можно предположить, что Россия (внезапно!!!) обладает наиболее продвинутыми средствами и заделами для роботизации своих вооруженных сил. Не какие-то там ракеты (с ракетами у нас и так всё в порядке), не какие-то там беспилотники (с ними не в порядке, но уж RC-самолётики наша оборонка-то осилит?), а тяжёлая наземная техника, способная вступать в непосредственный контакт с противником и при этом прекрасно защищённая от всяких беспилотников и человекоуправляемых самолётов и вертолётов.

И вот только после того, как всё, что надо, будет уничтожено издалека ракетами, после того, как с воздух будет кишеть беспилотниками, после того, как пройдут танки без экипажей внутри и следом за ними территорию займут дистанционно управляемые комплексы ПВО, вот после всего этого наконец можно будет заходить пехоте. Нашей, понятное дело, пехоте, а не чьей-то там. И всё это уже не фантастика, а вполне проглядывающая из недалёкого будущего возможность.

  Яндекс.Метрика