Учения НАТО Trident Juncture

В среду началась полевая фаза крупнейших за 13 лет стратегических учений НАТО Trident Juncture. Маневры будут проходить на 16 военных базах и полигонах на территории сразу трех стран НАТО — Испании, Италии и Португалии, а также в западной части Средиземного моря, на атлантическом побережье Испании и в воздушном пространстве над этими зонами.

В них задействованы 36 тысяч человек, 140 самолетов и до 90 подводных и надводных кораблей из 30 государств, в том числе не входящих в НАТО Австрии и Швеции. Полевые действия будут продолжаться с 21 октября по 6 ноября.

Военные маневры НАТО в Западном Средиземноморье проходят в тот момент, когда в противоположной части этого «большого европейского озера» Россия ведет реальную войну с международным терроризмом.

Реагирование быстрое и сверхбыстрое

«Целью учений Trident Juncture — 2015 является подготовка и проверка возможностей Сил реагирования НАТО, которые являются высокотехнологичными силами, содержащими сухопутный, морской и воздушный компоненты, а также силы специального назначения, — заявил командующий учениями генерал Ханс-Лотар Домрезе. — Усиление наших Сил реагирования является основной частью усилий НАТО по адаптации к новым вызовам. Учения должны продемонстрировать, что наша военная доктрина и процедуры будут действенны в условиях реального кризиса, поскольку наша работа — быть готовыми защищать людей, территорию и ценности альянса».

В настоящий момент целевая (пока не достигнутая) численность Сил реагирования альянса составляет 40 тысяч человек, а группировки сверхбыстрого реагирования в их составе, известной под названием «Наконечник копья» (Spearhead forces), 5 тысяч человек. В обоих случаях эти контингенты включают наземную, морскую и воздушную компоненты, а также силы спецназначения. Цель сверхбыстрой группировки — быть готовой в 48 часов развернуться в любой точке планеты для «оперативного реагирования на военный или гуманитарный кризис» и обеспечения беспрепятственного развертывания основных Сил реагирования.

Главная проблема этих структур — их непостоянный характер. Боевые подразделения и техника различных стран альянса участвуют в Силах реагирования на ротационной основе, поэтому находятся в перманентном процессе боевого слаживания.

Trident Juncture — 2015 должны продемонстрировать, что эти многонациональные силы способны эффективно выполнять поставленные перед ними задачи.

Вымышленный сценарий

По утверждению участников маневров, подробное описание сценария учений занимает несколько сотен страниц.

Вот их краткая версия. На вымышленном континенте — Восточной Церазии — большая страна совершает вторжение в меньшую страну, создавая потенциальную угрозу для удара по третьему государству. Причины конфликта заключаются в борьбе за природные ресурсы, в условиях наличия национальных и религиозных противоречий в задействованных государствах. В результате кризиса возникают «глобальные угрозы международной безопасности», включая угрозы морскому и воздушному транспорту, риски для энергобезопасности соседних стран, угрозы террористического и кибернетического характера, исходящие со спорной территории.

Разработка сюжета началась в 2013 году, весной которого альянс официально объявил о начале подготовки этих маневров. По сценарию, в ответ на кризис Совбез ООН уполномочивает НАТО вмешаться и навести порядок.

Стоит отметить, что полная версия сценария включает детальные характеристики вымышленных стран, в том числе религиозный и национальный состав населения, их основные экономические и даже финансовые параметры, политические противоречия в обществе.

Учебная война

За две недели публике по обе стороны Атлантики покажут весь блеск натовской военной машины. В полевых учениях будут обрабатываться все виды современного военного конфликта, за исключением борьбы с последствиями ядерного удара. В частности, будет отработано отражение атаки крупной морской группировки условного противника (в составе около 20 кораблей), маневрирование и морской бой на разных дистанциях, отражение воздушной атаки на силы союзников и ответные авиаудары по целям условного противника, действия по обеспечению господства в воздухе, дозаправка самолетов в воздухе, высадка десанта на побережье, различные виды сухопутных боевых действий и ряд других видов военной деятельности, включая тыловое и логистическое обеспечение.

Однако все это можно увидеть на любых маневрах, пусть и не в столь грандиозных масштабах. Но реагировать альянс на этот кризис собирается отнюдь не только военными методами. Здесь будут и не столь яркие, но не менее важные аспекты подготовки — отработка приемов психологической и кибернетической войны.

Информационные учения

Помимо наземной, морской и воздушной компонент, учения включают ключевой в современной войне элемент — информационное противостояние. Им занимается служба публичной дипломатии альянса. С начала командно-штабной фазы учений (3 октября) она приступила к созданию учебных телесюжетов и текстовых новостей, рассказывающих о политических, экономических и социальных аспектах кризиса, чтобы обеспечить подготовку общественного мнения как государств альянса, так и мира в целом к вовлечению НАТО в усилия по урегулированию конфликта. Их задача — кратко, энергично и профессионально нарисовать картину кризиса, которая полностью обосновывает действия альянса в глазах простого налогоплательщика.

Более того, альянс моделирует формирование общественного мнения не только в медийном пространстве, но и в социальных сетях.

Кому выгодно?

Однако возникает закономерный вопрос. Зачем НАТО понадобилось проводить столь мощные маневры в Западном Средиземноморье, когда совсем рядом, в восточной части Средиземного моря Россия проводит реальную боевую операцию по борьбе с террористической организацией «Исламское государство».

Стали ли эти учения ответом на действия РФ в Сирии или на Украине, как об этом пишут многие западные СМИ? Ответ однозначный. Нет. Как уже говорилось, подготовка этих маневров началась в начале 2013 года — задолго до того, как случилось все то, на что альянс якобы «отвечает». Но зачем эти учения понадобились тогда?

Хотя совокупный военный бюджет альянса более чем в 10 раз превосходит военный бюджет РФ, США, несущие большую часть всех военных расходов НАТО, требуют от союзников увеличения военных ассигнований, которые с начала этого века неизменно падали, несмотря на участие альянса в войне в Афганистане. Trident Juncture — 2015 призван стать рекламной кампанией альянса для европейских налогоплательщиков.

Что касается Афганистана, то дело в том, что уже в 2013 году НАТО приняла решение о выводе из этой страны своего основного боевого 120-тысячного контингента. В этих условиях альянсу необходимо было найти новые возможности для подготовки и боевого сплочения своих частей в условиях отсутствия широкомасштабного военного конфликта, чему и служили, по изначальному замыслу, эти маневры. По признанию самих военных альянса, конфликт в Афганистане «стал важным источником опыта для сил НАТО».

Последние сопоставимые по масштабам учения НАТО проходили в марте 2002 года под названием Strong Resolve, в них принимали участие около 40 тысяч человек. Они были организованы как «генеральная репетиция» перед подключением НАТО к операции США в Афганистане. С весны 2002 года, то есть за весь основной период афганской кампании, столь масштабные учения не проводились в связи с отсутствием свободных ресурсов и острой необходимости.

Новые смыслы

Сегодня альянс переживает период своеобразного возрождения на волне идей о якобы существующей необходимости защиты стран союзников от все более решительных действий России. То есть, по сути, НАТО пытается вернуться к изначальной цели своего создания — противостоянию российскому (советскому) влиянию в Европе и закреплению там американского влияния и военного присутствия. Как заявил первый генсек НАТО (1952-1957) лорд Гастингс Исмей, цель альянса: «Держать русских вне Европы, американцев — в Европе, а немцев — под контролем Европы».

Вот как звучит современная краткая формулировка цели и смысла существования альянса, которую начиная с конца прошлого года буквально в ходе каждого своего выступления повторяет генсек НАТО Йенс Столтенберг: «Сегодня НАТО сталкивается с вызовами с Востока, где альянс наблюдает все более решительные действия России, и с Юга — со стороны радикальных террористических организаций». Возрождающаяся Россия создает «стальную дугу», намереваясь бросить вызов НАТО, заявил, выступая в Вашингтоне, командующий силами ВМС США в Европе и глава Объединенного командования НАТО в Неаполе адмирал Марк Фергюсон, которого процитировала русская служба «Голоса Америки».

Яндекс.Метрика