С момента трагедии с АПРК «Курск» в Баренцевом море прошло более 18 лет, однако многие вопросы по ряду причин остаются актуальными. Причём зачастую актуальными с отрицательным знаком. Так, накануне на портале FLOT.com вышел материал, который посвящён состоянию флотского сегмента по спасению моряков-подводников в критических ситуациях. Материал отсылает читателя к событиям 2000 года, когда у ВМФ РФ фактически отсутствовали средства для того, чтобы спасти членов экипажа «Курска», после взрыва оказавшегося на глубине более 100 метров.

В статье Дмитрия Жаворонкова говорится о том, что увеличившаяся интенсивность военно-морских учений и походов кораблей (в том числе и подводных) ВМФ РФ по-прежнему не остаётся в достаточной степени подкреплённой наличием необходимых для спасения экипажей ПЛ средств.

Отмечается, что отработка спасательных операций в отношении условно аварийных подлодок водолазами Военно-морского флота России отрабатывалась на глубинах до 60 м, причём в последнее время (данные упомянутого ресурса) глубину снизили. Возможно, из-за эксплуатации нормобарических костюмов HS-1200, рассчитанных на глубину погружения именно до 60 м.

Приводится пример использования поисково-спасательного корабля «Алагез» (проект 537). В ходе мартовских тренировок корабль задействовал глубоководный спасательный аппарат АС-30, который обнаружил макет аварийной ПЛ на глубине 80 м. О погружении на эту глубину водолазов-спасателей не сообщалось.

В материале со ссылкой на военных экспертов отмечается, что это не те глубины, которые могут гарантировать выверенную работу по спасению экипажей ПЛ.

Ситуацию помогает улучшить спасательное судно океанского класса «Игорь Белоусов» с серьёзным набором технических средств для глубоководного спасения. В частности, «Игорь Белоусов» имеет на борту глубоководный водолазный комплекс ГВК-450, который занимает пятую часть всего корабля и рассчитан на 120 мест. Аппарат (создан ОАО «Тетис Про») — это 5 жилых барокамер, которые способны вместить 60 подводников с аварийной ПЛ.

Спасли бы моряков "Курска" сегодня?

Из материала Дениса Емельянцева, руководителя проекта ОАО «Тетис Про»:
В жилых барокамерах глубоководного водолазного комплекса довольно комфортно. У каждого водолаза отдельная койка, которая шторкой может быть отделена от остального объема отсека. Койка имеет прикроватный светильник, наушники для прослушивания музыки, полочку для книг и личных вещей. В жилых отсеках выделен санитарный узел со всеми бытовыми удобствами, включая столь необходимый после выхода из воды горячий душ. Для водолазов внутри отсеков барокамер выделена и зона отдыха со столом, за которым они едят. Горячую пищу им передают снаружи через специальный шлюз, через него же отправляется обратно грязная посуда. В отсеках предусмотрены даже телевизоры.

Спасли бы моряков "Курска" сегодня?

Также оснащение корабля – подводный колокол для работы на глубине до 450 м с упомянутыми выше нормобарическими костюмами HS-1200. Плюс к тому у «Игоря Белоусова» в спасательном арсенале – глубоководный «Бестер-1» проекта 18271 с рабочей глубиной погружения до 700 (по другим данным – до 720) метров. Аппарат имеет стыковочную (с аварийным выходом ПЛ) камеру, и способен единовременно эвакуировать 22 моряка-подводника.

Корабль «Игорь Белоусов» находится в составе 79-го отряда аварийно-спасательного флота ТОФ.

Для всех флотов страны явно необходимо увеличение таких (современных) поисково-спасательных кораблей, которые могли бы оперативно принять участие в эвакуации подводников в случае возникновения нештатной ситуации.

Если бы тот же ГВК-450 был на вооружении российского флота (СФ ВМФ РФ) в 2000 году, по понятным причинам, хотя бы часть моряков «Курска» была спасена. Но сегодня нет смысла говорить «если», зато есть смысл задаться вопрос о том, насколько полноценно оснащён современный ВМФ России техсредствами для проведения своевременных поисковых спасательно-эвакуационных мероприятий.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *