ПВО российского и западных флотов ближнего радиуса

В случае, когда на морском театре военных действий, насыщенном надводными кораблями, патрульной и тактической авиацией сторон, случается масштабное военное противостояние, в ход могут идти десятки и сотни противорадиолокационных и противокорабельных ракет, ложных ЛА-целей, малоразмерных УАБ и прочего высокоточного вооружения.

В такой ситуации далеко не каждая БИУС зенитно-ракетных систем средней и большой дальности способна справится с отражением массированного «межвидового» удара разнообразными классами ракетного вооружения.

Как выясняется, исключением не является ни система «Aegis» с радаром AN/SPY-1, ни в спешном порядке разрабатываемый МРЛК AN/SPY-6(V). Новые многоканальные радары подсвета (вместо старых SPG-62) последнего, в связке с ракетами RIM-174 (SM-6), хоть и способны обеспечить одновременный перехват более 20 — 30 различных целей, абсолютно не застрахованы от подавления современными средствами РЭБ, установленными на самих СВН или самолётах РЭБ морской авиации противника, а также от естественной перезагрузки вычислительных средств боевой информационно-управляющей системы корабля УРО.

В итоге определённая часть ПКР или ПРЛР может прорваться в ближний рубеж ПВО/ПРО корабельного соединения, где вся сложность задач перехвата ложится на корабельные ЗРК самообороны.

Яндекс.Метрика