Ученна Чиквенду редко говорит о войне в Биафре. 67-летний мужчина проживает в городе Энугу, столице одноименной провинции на востоке Нигерии. Она была подростком во время Гражданской войны, которая началась в июле 1967 года и закончилась 15 января 1970 года. Но есть одна вещь, которую она не может забыть: «нам пришлось так много идти, потому что тогда не было транспортных средств. Если у вас есть автомобиль, вы должны были скрыть его, иначе армия забрала бы его у вас. «Любые поручения приходилось выполнять пешком:» нам приходилось идти по узким тропинкам в кустах, чтобы попасть на рынок. Мы уехали около 3 утра, так что около 5 утра мы были на рынках. Поэтому мы быстро делали покупки, а потом возвращались, прячась, чтобы они нас не заметили.»

Нигерия, страна, состоящая из более чем 250 этнических групп, стала независимой от Великобритании в 1960 году. Даже тогда его население составляло более 45 миллионов человек, в основном Хауса и фулани на севере, йоруба на Западе и игбо на востоке. Это было незадолго до того, как группы начали участвовать в борьбе за власть, ресурсы и другие разногласия. Два переворота произошли в 1966 году: Во-первых, Джонсон Агийи-Иронси захватил власть после того, как премьер-министр Абубакар Тафава Балева, Хауса, был убит мятежными солдатами. Шесть месяцев спустя состоялся контрпереворот, часто называемый «июльским реваншем», в котором участвовали в основном генералы с севера. 30 мая 1967 года военный губернатор восточного региона Нигерии Чуквуэмека Одумегву Окукву объявил этот регион независимым после насильственных этнических беспорядков.

Нигерия остается разделенным государством

По словам эгхоса Осахги, профессора сравнительной политики в Университете Ибадана, причины войны — от 500 000 до 3 миллионов человек, по оценкам, были убиты-не изменились и по сей день.

«Люди по-прежнему считают, что юго-восток по-прежнему является наиболее маргинализированным или самым беспомощным в этом смысле», — сказал Осахги DW, говоря о последствиях внутренних разделений Нигерии. В этом смысле по этой линии можно установить ясную идентичность и чувство принадлежности. Ученна Чиквенду, например, не чувствует никакой связи с государством Нигерия. -Я совсем не чувствую себя нигерийкой, — сказала она ДУ. «Я чувствую себя счастливым, что я Игбо. Но как нигериец-нет. Для меня нет никакой Нигерии. Мне как нигерийцу нечем гордиться.»

В то же время миллионы людей остаются чрезвычайно мобильными. Это во многом связано с потребностью в торговле, которую война не смогла остановить. Многие люди Хауса живут вокруг Ogui Road в Энугу. Их сарки-король-Абубакар Юсуф самбо, чья семья прибыла в Энугу из Адамавы около ста лет назад.

«После войны в Биафре многие люди быстро вернулись с севера, так же как Игбо вернулись на север», — сказал он. Даже на личном уровне он никогда не испытывал обиды, потому что был Хауса: «всю свою жизнь я был в этом штате Энугу. Это моя община, здесь я вырос, здесь я получил свое образование. У меня больше друзей из сообщества Игбо, чем я знаю в моем штате Адамава. Я чувствую себя здесь комфортно.»

Борьба за доступ к ресурсам

Внутренняя политика Нигерии также остается чувствительной. Помимо всего прочего, именно вопрос баланса сил привел к гражданской войне, — сказал Осагоу. «Прямо сейчас, это усилилось. Гражданская война продолжала формировать отношения внутри Нигерии.»

Это наиболее очевидно, когда речь заходит о некоторых авторитетных фигурах, занимающих высокие политические посты. В прошлом году президента Мухаммеду Бухари обвинили в том, что он покровительствует северу. Основные партии, Конгресс всех прогрессистов (АПК) и Народно — Демократическая партия (НДП) обычно следят за тем, чтобы выбрать кандидатов в президенты таким образом, чтобы эти два варианта представляли как Север, так и юг-и, следовательно, также Ислам и христианство.

И все же, некоторые элементы нигерийского общества все еще остаются за бортом. Например, в бывшем регионе Биафра многие критиковали тот факт, что в стране до сих пор никогда не было президента Игбо. Многие люди здесь все еще чувствуют себя маргинализированными, давая толчок сторонникам независимости. Например, такие движения, как коренное население Биафры (ИПОБ), могут легче найти своих сторонников, хотя их агитация за действия ослабла с тех пор, как суд в Абудже объявил ИПОБ террористическим движением в сентябре 2017 года.

Восприятие против реальности

Но статистика рисует другую картину: например, в индексе национального развития за 2015 год — последнем доступном издании — геополитические Восточная и южная части страны еще больше опережают в плане образования, гендерного равенства и сокращения бедности по сравнению с Севером. Осахэ говорит, что это часто происходит там, где восприятие и реальность расходятся: «многие люди с юго-востока вообще не знают Севера. По их мнению, львиную долю ресурсов по-прежнему получает север.»Главный пункт раздора-как это было до войны-это нефть, которая поступает с юго-востока.

Война имеет лишь ограниченное влияние на сегодняшнюю внешнюю политику Нигерии. Биафра была признана лишь несколькими странами, включая Танзанию, Габон и Кот-д’Ивуар. Свою поддержку оказал и Ватикан. Многочисленные организации христианской помощи, в том числе Международная организация «Каритас» и базирующаяся в Германии организация «Диакониш Верк», осуществляли воздушные перевозки для доставки грузов голодающему населению Биафры в разгар конфликта.

«Американское правительство пыталось выступить посредником между Нигерией и Папой Римским в конце войны в январе 1970 года», — сказал DW католический священник и профессор истории Университета штата Абия Николас Оменка. — Итак, антагонизм длился совсем недолго. Ватикан и Церковь были самыми первыми людьми, которые помогли восстановить Нигерию.»

Новые союзники

Тем не менее кризис в Биафре также привел к созданию новых международных союзов. Во время Холодной войны Великобритания и Советский Союз совместно поддерживали Нигерию. «Гражданская война дала Нигерии возможность обратиться за оружием к России и Восточному блоку», — говорит Осагхаэ. Союз, который просуществовал и по сей день: «когда Боко Харам пришла и стало трудно получить оружие от обычных союзников, повторение гражданской войны должно было произойти.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *